Мой любимый бухгалтер (киносценарий)

909

Несколько слов об авторе. Марина на протяжении последних 10 лет возглавляла ведущие бухгалтерские газеты и журналы страны. Сегодня она редакционный директор группы финансово-правовых изданий, член совета директоров «Актион-Медиа» и главный редактор журнала «Юрист компании». Много читает. Любит кино. Написала примерно тысячу статей об учете, налогах и праве, но киносценарий – впервые.

Утро. Оля лихорадочно собирается на работу. Как это обычно бывает, чем больше спешишь, тем все хуже получается. Колготки едут. На кофточке пятно. Фен не хочет включаться. Оля, чертыхаясь, мечется полуголая по квартире.

Муж Аркадий, одетый в джинсы и свитер, спокойно читает журнал про что-то техническое. Ребенок (мальчик лет пяти) в одних колготках возит по столу машину, игнорируя хлопья.

– Максимка! Ешь скорее! Аркаш, ну ты хоть за ним погляди, чтобы он ел и одевался, – опоздаем ведь!

– Оль, ну почему мне надо двадцать минут, чтобы собраться, а тебе полтора часа? Я понимаю, что женщинам больше времени требуется, но не в десять же раз.

– Полтора часа – это не в десять, а в четыре с половиной, – бормочет Оля.

– А еще о втором ребенке говоришь, – продолжает ворчать муж. – Да с двумя ты вообще к обеду из дома будешь выходить.

– Мама, – ребенок отрывается от машинки. – Ты учти, я признаю только братика. А ты станешь толстая, как тетя Лариса? Фу.

– Максим, ну что ты говоришь такое? Аркадий, твоя школа.

Муж закатывает глаза и снова утыкается в свой журнал.

Оля бежит в ванную. Застывает перед заркалом. Поворачивается боком, сокрушенно щиплет себя за животик. Пытается пригладить непослушную кудряшку – она не поддается. Критически оглядывает ногти, вздыхает. Снова смотрит на себя. Вздыхает. Улыбается. Потом хочет взять с полочки какую-то баночку – и обрушивает все пузырьки.

– Оль! Ну что там у тебя опять? Опоздаешь в свою бухгалтерию. Ребенок до сих пор неодетый.

– Иду.

Оля собирает раскатившиеся бутылочки.

***

Аркадий подвозит Олю к ее офису. Перед ними останавливается дорогая машина, из которой выходит женщина. Картинная, замедленная съемка. Длинная нога на шпильках, длинные блестящие волосы, красный костюм. Словом, ожившее фото из модного журнала высокого пошиба.

– Какая женщина! – Аркадий присвистнул. – Неужели у вас работает?

– Да, – сухо отвечает Оля. – Еще как работает. Это Эвелина Александровна, наш коммерческий директор.

– Вот это да-а-а. Да, кстати, я задержусь сегодня – у нас корпоратив по поводу 8 Марта. Максима бабушка заберет.

– Угу. У нас тоже корпоратив.

– Понятное дело. Слушай, – Аркадий виновато улыбается, – я закрутился, не купил тебе ничего. Да я и не знаю, что надо. Давай ты сама себе выберешь что хочешь – будет от меня подарок?

– Ладно.

– Не обижаешься?

– Не обижаюсь.

– Честно?

– Честно.

– Тогда до вечера?

– Пока.

***

Оля на работе, в бухгалтерии. Канун 8 Марта. Приходят мужики из соседнего отдела, раздают всем по три тюльпана в целлофане, «а уважаемому главбуху Ольге Николаевне – наше особое почтение».

Потом обычное офисное застолье. Стандартные тосты, подвыпившие сотрудники. «Слово предоставляется Сергею Геннадьевичу, генеральному директору и владельцу нашей замечательной компании». – «Ну а что тут говорить? За дам – стоя!»

Рядом с Олей сидит совсем молоденькая девушка, скромного, даже невзрачного вида. Она взволнованно рассказывает Оле:

– Представляешь, они согласны! Завтра должны договор подписать! Поверить не могу, что я это сделала!

– Маш, ну ты вообще! Вундеркинд просто! «Строймегаполис»! Да я вообще не помню, чтоб у нас когда такой «крупняк» был. И как ты только умудрилась? Тебе же на вид все десять лет.

– Ну спасибо, еще и ты дразнишься.

– Ну ладно, ладно, я же любя. Ты, правда, молодчинушка огромная. Сережа упадет, да и все остальные тоже. Слушай, а чего ты ему до сих пор не рассказала?

– Оль, да он бы все равно всерьез не воспринял. А теперь! Как принесу ему договор! Хоть бы не сорвалось ничего.

– Ну что ты, не сорвется. Люди серьезные. Сказали да, значит – да. Умница.

***

Оля слегка захмелела. Голоса сотрудников сливаются в общий гул, лица расплываются.

Картинка фокусируется на шикарной коммерческой директрисе. Она сидит, понятное дело, рядом с генеральным директором, вокруг – свита почитателей мужского пола. Эвелина то и дело хохочет, трясет своими роскошными волосами, громко и несколько жеманно разговаривает:

– …А вот я умудрилась не стать рабой компьютера. И зрение у меня безукоризненное, – она наставительно поворачивается к очкастому юноше, он краснеет. – У меня правило: любой документ сразу распечатывать, дабы не губить глаза и мозг этим экраном. Надеюсь, нашей компании не жаль бумаги, а, Сергей Геннадьевич? – безукоризненно отбеленная улыбка директору.

– Для вас, Эвелиночка Александровна, ничего не жаль.

***

Вечер. Оля и Маша выходят с работы. В руках у каждой – по три тюльпана в целлофане. Они собираются идти к метро. Им наперерез – так что приходится отшатнуться – пропархивает коммерческая директриса с охапкой букетов. «До свиданья, Эвелина Александровна», – говорит вслед Маша, но та даже не оборачивается. Она садится в машину директора. «Попал наш Сережа», – говорит Оля, и подруги медленно идут к метро.

***

Этим же вечером Оля дома. Набирает номер: «Привет, мам, ну как вы там? Максимку конфетами не перекормите. Завтра к обеду приедем, ага». Набирает еще раз: «Ну ты когда? С Виталиком? Восьмое марта отмечаете? Все с вами ясно. Да ладно, когда я тебя пилила-то. Много не пейте».

Оля устраивается с ногами в кресле, обнимает плюшевую собаку и смотрит «Служебный роман».

***

Оля опаздывает на летучку. Она кидает на стул пальто, виновато прокрадывается на свободное место в переговорной комнате, где уже все собрались. Директор осуждающе качает головой: «Ну что же вы, Ольга Николаевна».

Вслед за Олей, сияя улыбкой и ничуть не смущаясь опозданием, входит коммерческая директриса Эвелина. Директор не только ее не ругает, а и вовсе начинает аплодировать. Вслед за ним – остальные, кто-то из мужчин подскакивает и подвигает Эвелине стул.

– Приветствуем нашу героиню! Большинство уже в курсе, а для опоздавших, – директор бросает взгляд на Олю, – повторю: Эвелине Александровне удалось заключить блестящую сделку и заполучить очень крупного покупателя – компанию «Строймегаполис»!

Все снова аплодируют.

Оля в шоке – это же Машин клиент! Между тем все принимаются за обсуждение текущих дел.

– Ольга Николаевна, вы, кажется, не с нами. У вас есть что сказать?

– У меня? Да, есть.

– Мы вас внимательно слушаем.

– Я… нет, ничего.

***

Оля с Машей в кафе. Маша чуть не плачет:

– Представляешь, она просто позвонила в «Строймегаполис» и сказала, что как коммерческий директор и мой начальник лично приедет на подписание договора. Я же не могла ей запретить этого. А потом оказалось, что это все ее заслуга – а она даже на переговорах ни разу не была!

– Надо пойти и все рассказать генеральному.

– Бесполезно. Он просто не поверит. Эвелина – коммерческий директор, звезда компании и, по-моему, его личная звезда тоже. А я кто? Обычный менеджер, девчонка.

Маша жалостливо хлюпает в салфетку.

– А вообще, Оль, Эвелина что-то крутит. Знаешь, я однажды зашла к ней в кабинет – она по мобильному говорила. Я услышала: «Еще немного – и мой любимый пока что начальник будет на все согласен». Тут она меня увидела, телефон прихлопнула и наорала по своему обыкновению – почему, мол, врываетесь, да кто вас только воспитывал. А еще я ее как-то видела в кафе с мужиком, который у наших главных конкурентов работает.

– Ну, вот это как раз еще ничего не значит. Неудивительно, если они знакомы – на одном рынке работаем.

– Это правда. Только потом, на выставке, где все тусовались, она сделала вид, что его не знает.

***

Оля в кабинете директора. Она кипит праведным гневом – только что выдала генеральному всю правду про вероломство коммерческой директрисы. Сергей Геннадьевич пытается ее урезонить и успокоить.

– Ольга Николаевна, мы с вами давно работаем, я очень уважаю вас и ваше мнение. Но уверяю вас, на этот раз вы заблуждаетесь. Ну что у вас есть? Только слова этой, как ее… Маши Кузнецовой – и все.

– Но ведь она мне с самого начала рассказывала про эту сделку! Скажете – врала? Да эта девочка просто на ложь не способна! А к продажам у нее просто настоящий талант. Даже больше чем талант – дар! Она, когда общается с клиентами, вся преображается. Я сама видела.

– Ну, может, и не врала. Может, просто приукрашивала свое участие в заключении договора. Ей, возможно, так хотелось быть в нем ключевой фигурой, что она сама в это поверила и вас ввела в заблуждение. Эвелина Александровна – блестящий коммерческий директор, я сам видел, какой она виртуозный переговорщик, у нее везде связи…

– Понятно, а если девочка без связей, из какого-то там Подмосковья, живет с дедушкой, то можно вот так вот взять и просто откровенно забрать у нее процент от контракта. Заступиться-то некому.

– Вот это вы совсем зря, Ольга Николаевна. Просто передергиваете. Все, давайте закончим этот бесполезный разговор. Я в Эвелине абсолютно уверен. И точка.

***

Оля дома. Аркадий сидит за компьютером. Оля пытается поведать ему историю с Эвелиной.

– …Ну ты представляешь, какая змеища?

– Да, – Аркадий не отрывает глаз от экрана. – Прямо у вас там страсти сериальные, в вашей бухгалтерии. Кстати, по виду твоей Машки никак не скажешь, что она может хотя бы эскимо в жару продать. А вот та ногастая с волосами…

Аркадий замолкает и утыкается в компьютер.

Оля открывает «Джейн Эйр».

***

Директор Сергей Геннадьевич лежит в кровати. Эвелина одевается. Сергей закуривает:

– Слушай, а что у тебя вышло с этой девочкой – Машей Кузнецовой?

– А что с ней?

– Да тут… фигня, конечно. Ты не злись только сразу. Разговоры ходят, что это она сделку со «Строймегаполисом» выбила. Я знаю, что ерунда, но откуда-то это пошло.

– Откуда пошло… Могу себе представить, – Эвелина не прекращает одеваться. – Да твои толстые растрепы меня на дух не переносят – вот тебе и объяснение. Небось главбухша твоя любимая на хвосте принесла? То-то она на меня смотрела как гегемон на олигарха. А ты поверил?

– Ну что ты. Нет, конечно. Но Ольга – она хорошая тетка. Как сотрудник вообще офигенная. Девчонка, наверное, сопли распустила – она ее и пожалела.

– С девчонкой я разберусь еще.

– Эй, ты там помягче, ладно? Маленькая она еще, чего взять? Хорошо же работает – сама говорила.

Эвелина прекращает одеваться, смотрит на Сергея:

– Что-то ты больно добрый, я погляжу.

Тот тянет ее за руку к себе:

– А вот сейчас ка-а-ак разозлюсь…

***

Офис, отдел продаж. Маша за своим столом. Рядом стоит Оля. В отделе работает еще человек пятнадцать сотрудников, разговаривают, ходят, звонят по телефону. Входит Эвелина. Комната сразу притихает. Эвелина угрожающе останавливается перед Машиным столом.

– Что, Кузнецова, уже даже не делаем вид, что работаем?

– Я работаю, Эвелина Александровна.

– Да зачем вам работать, Кузнецова? Другие пусть вкалывают. А вы у нас и так – звезда. Полей и огородов.

– Эвелина Александровна, я…

– Что «я», Кузнецова? Ваше «я», видимо, еще долго будет последней буквой в нашем алфавите. Думаете, нашли короткий путь к успеху – распустить слухи о своих мнимых заслугах? Так вот, зарубите себе на носу, Кузнецова. Ваш номер – шестнадцатый, а единственная возможность для вас стать хоть кем-то – это вкалывать, вкалывать и еще раз вкалывать. У вас – последнее предупреждение. Мне халявщицы не нужны.

– Я не халявщица! – Маша сжимает кулачки, изо всех сил стараясь не плакать. Оля не выдерживает:

– Эвелина Александровна, я не думаю, что в таком тоне… такими словами… можно говорить со своими подчиненными, да еще в присутствии других сотрудников.

– А вам, уважаемая Ольга Николаевна, и не надо об этом думать. У вас, я думаю, своих забот – полон рот. Заполнить, как надо, все бумажки и отнести куда следует. А со своими подчиненными я сама как-нибудь разберусь. Кстати, а что, собственно, происходит? Почему не работаем? Всем легких денег захотелось? Глядите, а то пятого числа у кассы очнетесь.

Все утыкаются в свои компьютеры и телефоны. Эвелина бросает еще один уничтожающий взгляд на Машу:

– Кстати, Кузнецова, давно собиралась сделать вам замечание по поводу вашего внешнего вида. Вы вообще-то с клиентами работаете, оборони Создатель, они по вашей внешности сделают какие-либо выводы относительно всей нашей компании. Советую вам хотя бы иногда заглядывать в салоны и нормальные магазины. Если уж от природы милости не дождались, извольте постараться сами.

Эвелина уходит. Оля гладит Машу по плечу. Подходят другие девушки, тоже утешают. Одна из них говорит:

– Маш, да не расстраивайся ты, плюнь. Ну стерва она – стерва и есть. Она же всех ненавидит.

– Это точно, – говорит другая. – Хотя знаешь, видимо, не всех. Я тут к ней в кабинет заходила, обратила внимание – чья-то фотография у нее на столе. Чья – не видно было, она же всегда через стол разговаривает. Прямо удивительно – представить, что Эвелина с кем-то нежничает. Она вроде не замужем и ребенка нет – может, бойфренд?

– Зачем ей фото бойфренда, когда вон он, в соседнем кабинете сидит?

– Это Сереженька-то наш? А может, у нее другой есть.

– Ага. И не один. Она, наверное, каждый день фотографию меняет. Зависит от того, как вечер прошел. Точнее – с кем.

Девицы хихикают. Маша тоже улыбается, вытирая слезы.

***

Рабочий день закончен. Почти все кабинеты закрыты, свет потушен, по коридору ходит уборщица со своей утварью. Только в бухгалтерии собралась целая стая девушек и женщин постарше. Смеясь и болтая, они разглядывают разную косметику, пробуют на руку помаду, тушь, тон, брызгают друг на друга духами.

Оля идет по коридору. В кабинете коммерческого директора открыта дверь – там уборщица.

– Здравствуйте, Валентина Михална. Ну что, младшая-то ваша решила, куда поступать?

– Здравствуй, Оленька свет Николавна, здравствуй. Да все никак не надумает, дурында. То в пищевой, то на дизайнера. А то вообще: в военный университет, говорит, пойду – там парней много. Что с нее взять, одни глупости на уме. Не лупили в детстве, а зря.

– Еще время есть, не переживайте, Валентина Михална.

– Ну как тут не переживать? Хочется же, чтобы образование да работа приличная – вон как у тебя. А ты чего припозднилась? И барышни твои никак не разойдутся – празднуете что ли чего?

– Да мне генеральный срочной работы подбросил. А девчонки косметику разглядывают. У нас Света подрабатывает – косметику распространяет. Вот принесла девчонкам посмотреть.

– И что – хорошая?

– Хорошая. И недорогая.

– Ой, Оленька Николавна, так, может, я своим чего возьму? У старшей-то вообще день рожденья скоро, а младшая вечно клянчит то одно, то другое. Пойду посмотрю? Девчонки-то твои мне, если что, посоветуют?

– Ну конечно, Валентина Михална.

Уборщица торопливо уходит, оставив Олю на пороге открытого кабинета Эвелины. Перед ней широкий стол директрисы. На нем бумаги, аккуратно сложенные в специальный лоток, дорогой канцелярский прибор, лампа, компьютер с тонким монитором. А еще – та самая фотография, о которой давеча говорили девицы.

Воровато оглянувшись, Оля проходит и берет со стола фотографию. На ней – огромный белый пушистый кот. Оля тихонько прыскает. Ставит фотографию на место. Поворачивается, чтобы уйти, и задевает лоток с документами. Он падает, документы рассыпаются по полу. Лампа тоже падает.

Оля, испуганно оглядываясь, начинает торопливо складывать бумаги. Как назло, документы сминаются, не укладываются, падают из рук. Оля оставляет документы на полу, осторожно крадется из кабинета до места, откуда видна бухгалтерия. Облегченно вздыхает: Света устроила Валентине Михайловне мини-презентацию всего своего ассортимента. Это надолго.

Оля возвращается в кабинет Эвелины и начинает складывать бумаги не так торопливо. Пытаясь уложить их в первоначальном порядке, она читает названия и шепчет про себя: «Так, это договоры, это тоже сюда, приказы, а это из этой папки…»

Один из документов привлекает Олино внимание. Она его читает. Потом берет папку, из которого он выпал. Листает. На лице у нее написана крайняя озабоченность. Кажется, она даже забыла, что надо спешить.

***

Оля задумчиво идет по коридору. Сталкивается с Валентиной Михайловной. У нее яркий бумажный пакет внушительных размеров.

– Гляди, Оленька, ну я и разошлась! Уж больно девки твои все нахвалили. Да и недорого, правда. Тут и старшей на подарок. И младшей скажу – возьмешься за ум, будет тебе и лак, и помада. Хочешь поглядеть, чего тут у меня? Вот смотри…

Валентина Михайловна демонстрирует Оле одно косметическое средство за другим. Оля рассеяно кивает, старается улыбаться, явно думая о своем.

***

Оля с Машей в кафе.

– …Я же сама меньше двух лет в компании работаю. Все это время мы налоги платим, зарплату официально – как положено. Стараемся, конечно, чтобы поменьше выходило, но при этом чтим Уголовный кодекс, да и Налоговый тоже. А раньше… Понимаешь, три-четыре года назад все, практически без исключения, вели двойную бухгалтерию. Время такое было. У нас давно уже все «в белую». Только вот – скелеты в шкафу остались.

– Что за скелеты?

– У Эвелины там целое досье на нашего Сереженьку. Целая кипа документов, которые, если взяться, докажут, что он нелегально уходил от налогов. «Черные» ведомости. Данные по подставным директорам. «Нарисованные» счета-фактуры…

– Как это – нарисованные счета?

– Ну, понимаешь, это мы как будто заключаем договор с фирмой-поставщиком. Вроде как эта фирма продает нам товары. А на самом деле все сделки -- только на бумаге. И эти самые счета-фактуры, которые нам как бы выставил поставщик, мы сами и «нарисовали».

– Зачем?

– А так налогов платить меньше придется. Можно списать всякие несуществующие расходы. Взять НДС к вычету…

– К вычету?

– Ну, как будто мы его уплатили, когда рассчитывались с поставщиком, поэтому государство нам его обязано возместить, понимаешь? Соответственно мы его из всех налогов, которые платим, вычитаем. А мы и не платили вовсе. И где только Эвелина это все нарыла, ума не приложу.

– Оль, но ведь ты сказала, что все это давно было. И уже давно все законно. Чего тогда бояться?

– Даже если три года назад, налоговая все равно может проверить, и оштрафовать, и все что хочешь. А если милиция придет – так они и вовсе могут посадить за то, пусть даже десять лет прошло.

– Посадить?!

– В принципе могут и посадить. Да в любом случае, если будет уголовное дело, представляешь, что это будет? Конец репутации, конец компании.

– Слушай, а зачем она это все собрала?

– Ясно, зачем. Ей что-то нужно от Сережи. Будет его шантажировать.

– Оль, так надо было тебе все это… забрать.

– Была у меня такая грешная мысль, но что толку? Там копии, распечатки. Наверняка есть оригиналы или другие копии – Эвелина же не дура. Потом, она сразу бы заметила пропажу – и неизвестно, что предприняла бы.

– Что же делать?

– Только одно остается.

***

Оля в кабинете директора. Он раздражен.

– Ольга Николаевна, это уже ни в какие ворота не лезет. Ну ладно, другие наши ба… женщины, но вы. Я всегда считал вас умным человеком, на профессионализме которого не сказываются всякие эти женские закидоны, извините, я хотел сказать – особенности характера. А сейчас вы, по-моему, просто невзлюбили Эвелину Александровну. Я далек от мысли, что вы ей завидуете, но выглядит это…

– Сергей Геннадьевич, да послушайте же вы меня! Вот я у вас сколько работаю?

– Около двух лет, мне кажется.

– Вот именно. Точнее – год и семь месяцев. Я ведь не могла знать, что тут у вас происходило три года назад? Откуда тогда я знаю названия этих фирм – «Технозавод»? «Стройпоставка»? «Стройка Века?» А имена их директоров – Никита Великанов, проживающий по адресу г. Клин, дальше не помню? Мария Константинова, 1955 года рождения? Ну что вы на это скажете?

Директор заметно обескуражен. Он несколько раз собирается заговорить, но замолкает. Наконец, выдавливает:

– Вы могли найти какие-то документы в архиве бухгалтерии.

– Вы их там хранили?

– Нет, но что-то могло оказаться случайно.

– «Что-то»? Сергей Геннадьевич, ну вы же сами в это не верите. Ну, подумайте, пожалуйста, миленький. Разве я могла бы выдумать в деталях всю эту историю, с фотографией кота, а? Не верите, так возьмите вечером ключ у охраны, зайдите в ее кабинет да посмотрите сами. Синяя такая папка. Вы владелец компании, имеете право, да что там – вы обязаны защищать свой бизнес.

Директор встает со стула, некоторое время ходит из угла в угол. Потом поднимает глаза на Олю:

– Нет. Я сделаю по-другому. Я прямо спрошу Эвелину Александровну. Уверен, что у нее есть объяснение того, как эти документы оказались в ее кабинете.

***

Директор и Эвелина у нее в кабинете.

– Лина, просто скажи мне «Ольга все поняла не так», и вопрос будет исчерпан.

Эвелина некоторое время смотрит на него. Потом говорит:

– Да, я могу так сказать. Самое забавное, что ты действительно мне поверишь. Только смысла в этом я не вижу. Я, дорогой, собиралась раскрыть карты чуть попозже, но разу уж твоя бухгалтерша наглым образом влезла в мой кабинет… Да, я собрала на тебя, если угодно, компромат. Но ты особо не беспокойся – требовать с тебя денег я не собираюсь. Тебе всего-навсего предлагают сделку. По продаже твоей компании. Догадываешься, кто предлагает? Он самый, твой главный конкурент, которого ты в этом году догнал – почти. Как видишь, никто твою компанию не собирается отнять. Ее хотят купить. За деньги. Естественно, за приемлемые.

Сергей не верит своим ушам:

– Лина, опомнись. Что ты такое говоришь? Ты меня шантажируешь?

– Слушай, ну что за слова из плохого детектива? Я тебе нормальный бизнес предлагаю. Ты же деньги получишь, и немалые.

– А чтобы помочь мне принять правильное решение, ты решила меня припугнуть якобы компроматом?

– Якобы? Ошибаешься, дорогой. Я собрала достаточно, чтобы заинтересовать не только налоговую, но и ОБЭП. Не веришь – позови эту свою опасно любопытную Олечку. Она подтвердит, что я не блефую.

Сергей молчит, смотрит на Эвелину так, как будто до сих пор до конца не верит в происходящее.

– Ну что же ты? Так я сама ее позову. Татьяна, – Эвелина берет трубку, – попросите, пожалуйста, зайти ко мне Ольгу Николаевну.

Оля опасливо входит, смотрит на лица обоих, догадываясь, что за разговор происходит. Эвелина через стол протягивает Сергею папку, тот передает ее Ольге:

– Вот, Ольга Николаевна, оцените, пожалуйста, насколько эти документы будут опасны для нашей компании, если их обнаружит проверка.

Оля некоторое время смотрит документы, потом поднимает глаза на директора, сокрушенно качает головой. Эвелина торжествующе улыбается. Оля хмурит лоб, потом решительно говорит:

– Это еще надо доказать, что кто бы то ни было в нашей компании причастен к изготовлению этих документов.

Эвелина ухмыляется.

– Ну надо же. Она у тебя и правда не такая уж и дура, – обращается она к директору. А потом к Оле:

– У меня, дорогуша, помимо прочего имеются печати ваших якобы поставщиков, которые ваш любимый генеральный собственноручно ставил, изображая несуществующие договоры.

– И где вы это только все взяли! – вырывается у Оли.

Эвелина хохочет:

– Да он сам мне как-то выдал ключ от сейфа – захвати, мол, Линочка, документы. А печати, – Эвелина усмехается, – просто валялись в ящике стола.

– Просто в ящике? Не может быть! – Оля удивленно смотрит на директора.

– Может, – глухо отвечает он. – Только этот стол стоит у меня дома.

На несколько минут воцаряется тишина. Слышно, как приехал лифт, потом веселые голоса сотрудников. Наконец, директор нарушает молчание.

– Так. Эвелина Александровна, прошу вас незамедлительно покинуть территорию нашей компании.

– Вот еще. Я тут работаю – прежде уволь меня, как полагается.

Сергей срывается:

– Убирайся, поняла?! Сейчас охрану вызову, и они тебя вышвырнут без церемоний.

– Ой-ой, какие страсти. Да ладно, сама уйду. Тем более что дело сделано.

Эвелина встает, берет свою сумочку, не спеша идет к выходу. В дверях оборачивается:

– Папочку себе оставьте – у меня, как вы понимаете, это все есть. Да, кстати. Когда будешь обдумывать мое… гм… предложение, учти еще такую небольшую деталь. Вся база данных по клиентам каким-то невероятным образом оказалась в руках твоего конкурента. Да, а еще всем ключевым сотрудникам компании сделаны настолько выгодные предложения, что они вряд ли смогут от них отказаться.

Эвелина уходит. Оля и Сергей остаются одни. Оля пару раз порывается что-то сказать, но не может подобрать слов. Наконец, директор машет рукой и, не глядя на Олю, уходит.

***

Оля и Маша в кафе.

– …Вот такие дела, – говорит Оля.

Маша задумчиво делает из салфетки кораблик. Потом смотрит на подругу и выпаливает:

– Ты знаешь, нам пора посоветоваться с дедушкой.

– С каким еще дедушкой?

– С моим.

– Не поняла. Чем твой дедушка нам помочь сможет?

– Ты его не знаешь. Он все может. У него… большой жизненный опыт. Можешь свинтить с работы? Тогда поехали.

Подруги садятся в старенькую Машину машинку.

***

Подруги едут где-то за городом.

– Приехали, – говорит Маша.

Оля удивленно смотрит на огромный дом, почти замок.

– Чей это дом? Твой дедушка здесь работает?

– Нет. Он здесь живет. Он хозяин дома. Ты, может, слышала о нем. Его зовут Алексей Татицкий.

Оля в культурном шоке.

– Алексей Татицкий? Миллиардер?! Алексей Татицкий – твой дедушка?!! Почему же ты мне ничего не сказала? Ты говорила – живу в Подмосковье, с дедом…

Маша смеется:

– А мы где по-твоему? В самом что ни на есть Подмосковье. Алексей Татицкий и правда мой родной дед.

– Но если ты внучка миллиардера, то ты должна тусоваться и ездить на Канары, в крайнем случае учиться в Кембридже и играть в теннис. Но не работать в обыкновенной компании простым менеджером.

– А я уже выучилась. Правда, не в Кембридже, а в МГУ. Когда-нибудь, не исключено, продолжу учиться – может, и в Кембридж поеду. Хотя мне больше хочется в Сорбонну. Понимаешь, Оль, мой дед хотел, чтобы я всего добилась в жизни сама. Не потому, что ему денег жалко. А чтобы у меня потом комплексов не было, что я сама по себе в этой жизни ничего не стою. Из-за таких комплексов мой отец… Я тебе расскажу, потом как-нибудь. В общем, захоти я – и будут у меня дедушкины деньги в кармане. Он меня очень любит. Только не надо мне – я сама. Никогда его не разочарую.

***

– Познакомься, дедуль, это Оля. Самый лучший в мире главбух.

Перед Олей – моложавый, подтянутый, одетый просто, но дорого старик Татицкий. Он сердечно жмет Оле руку:

– Как же, наслышан. Это же вы за Марусю мою перед начальством заступались?

Оля растерянно улыбается. Маша берет олигарха под руку:

– Дед, у нас к тебе важное дело.

– О как. Ну пойдемте.

***

В богатой, современно обставленной гостиной Татицкого. Олигарх говорит, переводя взгляд с одной девушки на другую:

– Ну вот что я вам скажу. Надо посоветоваться с Андреем. Андреем Переверзиным – это знаменитый налоговый юрист. Я с ним не раз имел дело – блестящий специалист. Вот сегодня вечером и познакомитесь. Мы вечером гостей принимаем. Марусь, ты уже пригласила Олечку?

***

Оля идет вдоль магазинов, смотрит на витрины. Потом достает кредитку, смотрит на нее. Еще колеблется – и решается. «С 8 Марта тебя, Олечка», – шепчет она самой себе. И заходит в дорогой магазин одежды.

– Могу ли я вам чем-нибудь помочь? – к Оле сразу бросается улыбающаяся продавщица.

– Да я… Вообще, нужно вечернее платье.

– Прекрасно. Мы обязательно вам подберем наряд.

Продавщица окидывает Олю профессиональным взглядом.

– Вот, пожалуйста, мне кажется, вам подойдет. – Классика.

Она показывает длинное черное платье с длинным рукавом, кружевами, небольшим вырезом.

– О. А… если что-нибудь пожизнерадостнее?

– Да, конечно, сейчас посмотрим. Вот, очень актуально – стиль шестидесятых. Как говорится, скромненько и со вкусом.

Платье в горошек с широкой юбкой и отложным воротничком под горло.

– Ну да, пожалуй…

Оля идет за продавщицей в примерочную. Но вдруг останавливается. Перед ней бледно-голубое, с блеском платье. То, что называют платье-комбинация. Из полупрозрачной невесомой ткани. На тоненьких бретельках.

– Можно мне еще вот это примерить?

***

Оля вбегает в свою квартиру оживленная, даже возбужденная, с кучей пакетов.

– Ух ты, мой хороший, – целует сына. – Аркаш! Мне сегодня убежать вечером надо, придется вам одним с Максимкой побыть.

– Куда это вдруг? – Аркадий недовольно отрывается от компьютера. Но Оли уже нет в комнате – она кричит откуда-то из ванной.

– …Ты представляешь! …Оказывается, Машин дед из Подмосковья – самый настоящий олигарх! Татицкий! Это ее настоящий родной дед! И вот мы ему все сегодня рассказали...

– Чего рассказали-то? – Аркадий появляется в дверях ванной.

– Ну все! Про Эвелину – да я тебе говорила, но ты же не слушаешь никогда. – Оля мимо Аркадия выбегает из ванной. Он обескураженно идет за ней.

– Так вот, – Оля перекладывает вещи из пакетов в один, – он сегодня меня познакомит с крутым налоговым юристом, который…

У Оли звонит мобильный.

– Да, все, я готова – выхожу.

– Чего же это ты – в бухгалтерию свою полчаса мажешься, а ради приема у олигарха ни минуты не потратила?

– А Машка сказала – у нее там стилист, он все сделает. Представляешь! Ну все, пока. Не давай Максимке телевизор смотреть.

– Э, ну вообще, а ты когда вернешься?

Оля кричит уже с лестницы:

– По-оздно, наверное, спать ложись, не жди-и.

Хлопает дверь. Аркадий возвращается к компьютеру. Кладет руки на клавиатуру, смотрит на экран. Но почти сразу убирает руки. Встает, подходит к играющему сыну, садится рядом, гладит его по волосам.

– Да, брат, дела.

***

Оля в Машиной комнате в особняке деда-олигарха. Над Олей и Машей колдуют стилисты – делают макияж, маникюр, укладывают волосы и пр. Девушки смеются, болтают, хвастают чулками и трусиками. Разговоров не слышно, только музыка за кадром.

***

Оля в новом платье смотрит на себя в большое зеркало. Она понимает, что выглядит на миллион долларов. Или даже на миллион фунтов стерлингов. Она улыбается.

***

Роскошный прием. Оля помедлила в дверях – никогда не была на большой элитарной тусовке.

– Ну ты что стала как неродная, – Маша берет Олю за руку.

Они подходят к хозяину дома, окруженного почтительной свитой. Увидев любимую внучку Татицкого, все расступаются.

– Олечка, – Татицкий явно впечатлен. – Олечка, а вы совсем-совсем замужем?

– Дедушка, не пугай мою подругу. – Маша хихикает. – Ты вообще-то ее обещал познакомить с Андреем.

– Эх, ну конечно, Андрей помоложе будет меня, старого пня, – Татицкий с притворно убитым видом качает головой. Свита почтительно смеется. – А вот и он.

– Да, это я. И не так уж я, Алексей Семенович, юн. Зря обнадежили такую сногсшибательную девушку.

Перед Олей парень, привлекательный глянцевой голливудской красотой. Но первое впечатление – Джордж Клуни! – обманчиво. Он самоироничен, подвижен, у него по-настоящему теплая улыбка.

– Да это я тебя, Андрюша, зря обнадежил. У сногсшибательной девушки к тебе исключительно деловой интерес. Так что комплименты свои оставь для простушек, а попробуй хоть раз поразить женщину интеллектом.

– Чем смогу… – Андрей разводит руками. – Пойдемте в сад, прогуляемся, и вы мне все расскажете.

***

Оля и Андрей идут по дорожке. Слов не слышно, но понятно, что они ведут оживленный разговор. Оля взволнованно и живописно жестикулирует. Практически разыгрывает пантомиму, рассказывая о своих приключениях. Андрей слушает как завороженный.

Потом они садятся на лавочку, Оля говорит уже более спокойно. В какой-то момент Андрей берет Олю под руку, увлекает в дом. Там он достает ноутбук, они вместе что-то смотрят на экране. Видно, как им интересно друг с другом.

***

Гости расходятся. Оля прощается с Татицким.

– Спасибо, я никогда еще не была на таком прекрасном вечере.

– Что вы, Олечка, это вы его осветили своей улыбкой. Обязательно приезжайте почаще с Марусей, а то и, – он подмигивает, – одна. Мой шофер вас отвезет.

– Ну что вы, не надо…

– Разговорчики в строю. Слушайтесь старших. – Стоящая рядом Маша комично вытягивается и отдает честь.

– Спасибо вам.

Оля уходит, оглядывается в дверях, улыбается. Татицкий и Андрей смотрят ей вслед.

– Не знал, что бухгалтерши бывают такие красотки, – говорит Татицкий.

– Красотки-то как раз бывают часто. А вот она… я б ее в свою контору с удовольствием взял работать.

– Еще бы, – Татицкий обводит в воздухе контуры женской фигуры, которую большинство мужчин почитают за идеал.

– Да не за это.

– Неужели за глаза?

– Будете смеяться – за ум и знания. Ну вот, вы и смеетесь. Ладно, глаза и правда отпад.

***

Аркадий курит, смотрит в окно. Он видит, как подъезжает машина, как водитель распахивает дверь, выходит Оля.

***

Суббота, Оля у себя дома, в кресле с ногами, изучает какие-то бумаги. Заходит Аркадий, садится рядом. Минуту смотрит на Олю, потом предлагает:

– Слушай. Максимка бабушку долго будет в зоопарке гулять. Может, и мы тоже того?

– Чего того? В зоопарк? Ты же против помещения дикой природы в искусственную среду.

– Ну почему в зоопарк? Можем, например, в кино сходить. Или там в кафе.

Оля делает большие глаза, улыбается.

– Вот это да-а-а. В кино! В кафе! Ты же мне еще неделю назад целую лекцию прочел о бессмысленности сидения в душном зале рядом с незнакомыми людьми, когда любой фильм можно посмотреть дома, в тепле, уюте и окружении бутербродов? Про кафе я вообще молчу. Там же отрава?

– Ну вот, получил. Ты же сама ныла «никуда не ходим, никуда не ходим». Вот предложил сходить. На свою голову.

Оля покаянно гладит мужа по голове:

– Ну прости, солнце, прости. Я просто от неожиданного счастья ошалела. Пойдем, конечно. Только… не сегодня, ладно? У меня срочное дело.

– В субботу? Вроде ты недавно отчет свой сдала.

– Да не отчет. Это все то самое, ну я же тебе рассказывала…

Звонит Олин мобильный. Аркадий закатывает глаза.

– Да, да, конечно. Дайте мне пять минут.

***

Аркадий смотрит в окно. Оля выбегает из подъезда, садится в машину. Аркадий закуривает. Потом достает из холодильника бутылку чего-то крепкого.

***

Аркадий за рулем машины. Он стоит возле Олиного офиса – так, чтобы его не видели. Он видит, как Оля выходит, куда-то идет. Аркадий осторожно едет за ней. Видит, как она входит в кафе, садится у окна. За столиком уже сидит Андрей, они оживленно улыбаются друг другу. Подходит официант, Андрей и Оля что-то заказывают. Оля смеется. Аркадий закуривает. Потом с силой ударяет по рулю, выдергивает ключ зажигания. Но тут видит, что Оля и Андрей достают бумаги, раскладывают их, Андрей открывает ноутбук. Разговор явно деловой. Аркадий заметно успокаивается.

***

Оля и Андрей в кафе. Оля показывает юристу документы.

– Вот, Андрей, я вроде все документы подготовила. Мне те люди помогли, к которым вы посоветовали обратиться. Но кое-что я тут от себя добавила – посмотрите, пожалуйста. Я даже сайт сделала! Точнее, не я, а мой брат – он программист.

Андрей смотрит документы.

– Оля, да вы просто умница. Вот это сами сообразили? Молодец, я б не додумался. По большому счету мне тут уже делать нечего. Разве что так – поприсутствовать для солидности.

– Вы сможете? Ой, это было бы так хорошо! Я так не смогу, как вы, все изложить.

– Для вас, Оля, я готов присутствовать где угодно и в любое время. Хотя вы, уж поверьте мне, скромничаете – все вы можете сами.

***

Оля вместе с Андреем и Машей стучат, а потом заходят в кабинет генерального директора Сергея.

***

Оля заходит в кабинет, на котором написано «Кадровая служба». Садится возле полной кадровички. Торжественно говорит:

– Валентина Владимировна. Судьба нашей компании – в ваших руках.

***

Оля, ее генеральный директор Сергей, Андрей, Маша – в переговорной комнате. Входит Эвелина, вся в красно-черном.

– О, какая теплая компания. А вы, молодой человек?..

– Моя фамилия Переверзев. Я юрист, представляю интересы компании. Вот доверенность.

– Как же, слыхала. Надо же, непоэкономили, а раньше вы щедростью-то особо не отличались, Сергей Геннадьевич. Ну, раз и юрист уже здесь, да еще такой известный – я звоню, договариваюсь о встрече, сами понимаете с кем?

Сергей останавливает ее излияния:

– Чтобы позвонить и встречу назначить, у меня, Эвелина Александровна, секретарь имеется, так что не затрудняйтесь. Вас же я прошу внимательно выслушать нашего юриста.

Андрей садится за стол, придвигает к себе внушительную кипу бумаг.

– Насколько я понял, Эвелина Александровна, вы близки к тому, чтобы обвинить моего клиента в незаконном уклонении от уплаты налогов путем использования заведомом фиктивных контрактов с фирмами-однодневками. Извольте видеть – перед вами доказательства того, что мой клиент предпринимал все положенные меры, дабы убедиться в добросовестности своих контрагентов. Приказ по компании о том, как должны проверяться потенциальные поставщики. Распечатки с интернет-сайтов наших контрагентов. Их рекламные и презентационные материалы. Вот реестр, куда записываются все сведения о партнерах. И так далее. Кстати, ваши данные о руководителях наших тогдашних поставщиков сильно устарели – сейчас ими владеют и руководят совершенно иные люди. У них имеются офисы согласно юридическому адресу. Любая проверка убедится, что поставщики существуют.

В общем, с такой доказательственной базой в судебной победе я не сомневаюсь. Кстати, мне понятно ваше удивление при виде моей персоны. Действительно, в таком деле я по большому счету ни к чему – справится любой из моих стажеров.

– Да? А как вы, интересно, объясните проверке, что у вашего клиента делают печати его поставщиков?

– А их у моего клиента и нет вовсе – напротив, по информации, которой я располагаю, они каким-то образом оказались у вас. Неужели вы надеетесь, что ваши связи позволят подбросить эти предметы во время проверки? Не выйдет. У моего клиента будет тревожная кнопка. Через пять минут, как его кто-либо побеспокоит, здесь будут мои люди. Они не допустят никаких фальсификаций и процессуальных нарушений.

– А ваш клиент не боится, что его деловой репутации в любом случае будет нанесен сокрушительный удар?

– Ну что же, событие, признаюсь, не из приятных. Но вы же читаете газеты – очень много известных компаний сегодня страдает от повышенного внимания ревизоров. И ничего – работают. Кроме того, есть реорганизационные процедуры, которые позволяют начать бизнес с чистого листа.

– Да вы просто блефуете, – Эвелина презрительно щурится, но заметно, что она неприятно поражена.

И тут вступает Оля – с несвойственной ей обычно решимостью и напором.

– Блефуем? Что же, вы вправе нам не поверить и попытаться продолжить свои интриги. Только учтите – какова бы ни была судьба компании, лично ваша карьера наверняка заметно пострадает.

– Интересно. Каким это образом?

– А очень простым. Наша кадровая служба провела расследование вашего блестящего резюме – жаль, что мы этого не сделали сразу, как вы собрались поступать к нам на работу. Так вот, выяснилось, что во всех компаниях, в которых вы работали прежде, к вам остались, мягко говоря, вопросы. Про конфиденциальную информацию, которая обнаруживалась у конкурентов. Про обиженных сослуживцев, у которых вы перебивали клиентов. Про всякие пакости типа испорченных или пропавших у ваших коллег документов. Наконец, про брошенную в самый трудный или важный момент недоделанную работу ради более выгодных предложений.

– У меня, между прочим, прекрасные рекомендации от предыдущих компаний – кто-кто, а ваш кадровик должен это знать.

– Да, действительно. Многие не хотели выносить сор из избы, да и прямых доказательств обычно не было. А иногда вам удавалось задурить голову в очередной компании, обставив дело так, что злопыхатели – это просто завистники и офисные интриганы. А вы вся в белом.

– Вы все равно ничего не докажете!

– Эвелина Александровна, вы прекрасно понимаете, что не в доказательствах дело. В суд вас вряд ли потащат. А вот сарафанное радио еще никто не отменял. Боюсь, что даже ваши нынешние работодатели, впечатлившись вашим послужным списком, попытаются как можно скорее найти вам замену. Какой же акционер захочет дергаться из-за того, что его главный менеджер в любой момент готов его продать.

Эвелина понимает, что проиграла. От злости у нее искажается лицо, и даже волосы, казалось, встали дыбом – из красотки она на глазах превратилась в бабу-ягу.

– Говорила я – не надо вам время давать. Подумать ему надо! Успел-таки следы замести. Ну ладно, ничего. Вы еще обо мне услышите, – хлопает дверью.

Все переглядываются.

***

Та же «переговорка».

– Я думаю, нам действительно надо как можно скорее встретиться с конкурентами, – говорит Андрей. – Я неформально общался с их юристами. Думаю, нам удастся их убедить, что грязная игра в итоге обернется проблемами для них же самих. В конце концов у меня тоже есть связи и в налоговой, и в ОБЭПе.

– Да, – говорит Сергей. – Спасибо вам всем. Только все равно теперь почти все придется начинать с нуля. Все наши базы данных у конкурентов, вряд ли они в этом признаются. Многие сотрудники ушли, другие просто стесняются подать заявления, но это ненадолго. Эвелина успела провести немалую подрывную работу среди наших клиентов – боюсь, скоро большинство откажется от услуг нашей компании. Да и это, как вы, Андрей, говорите, «обеление» влетит в копеечку.

Он опускает голову. Оля и Маша расстроены, Оля делает жест рукой – как бы собираясь погладить Сергея по плечу, не решается. Но Сергей поднимает голову, и все видят, что он улыбается. Его улыбка передается и девушкам.

– Но зато у меня пока есть отличный продавец, – он кивает Маше. – Говорят, у вас настоящий дар?

Маша краснеет от удовольствия:

– Да я… да мы… Дайте срок, Сергей Геннадьевич, я вам всех клиентов назад приведу и еще лучше найду. Я же тут ночевать готова!

– Ну, тогда живем. Тем более у нас ведь лучший в мире главбух, – Сергей выходит из-за стола, подходит к Оле и целует ей руку. Оля сияет.

***

Подруги сидят на Олиной кухне. Звонит мобильный. Оля после первого же звонка хватает трубку.

– Да, Сергей Геннадьевич, что?! Ура-а-а-а-а!

– Ну что, что?! – Маша, уже заранее счастливо улыбаясь, хватает подругу за руку.

– Маш, Сережа общался с владельцем наших конкурентов. Они твердо отказались от всех своих притязаний на нашу компанию.

Девочки кричат «ура» хором.

Прибегает Максимка:

– Мам, что – салют показывают?!

***

Застолье в офисе. Людей поменьше, чем вначале, на 8 Марта, но все веселы. Тут Маша, кадровичка, девочки из бухгалтерии, несколько мужчин. Оля рядом с генеральным директором. Он наливает ей шампанское.

***

Генеральный директор в своем кабинете. Звонит телефон, Сергей берет трубку. Голос секретарши:

– Сергей Геннадьевич, тут звонят – Эвелиной Александровной интересуются.

– Забавно. Соедините.

– Здравствуйте, Сергей Геннадьевич. Тысячу извинений за беспокойство. Дело в том, что на должность заместителя директора нашей компании претендует Эвелина Александровна Виноградова. Насколько я знаю, раньше она работала у вас. Резюме очень приличное, но не могли бы вы дать, так сказать, устную характеристику?

– Вы хотите, чтобы я дал ей рекомендации?

– Это возможно?

– О да.

***

Оля вечером выходит из офиса. Дождь. Она раскрывает зонтик, поворачивает к метро. Сигналит машина. Она идет, не слышит или думает, что это не ей. Тогда Аркадий выходит из машины и догоняет ее.

– Ты меня специально встречать приехал? С чего бы это? А Максимку куда дел?

– Теще любимой подкинул. Надо же иногда порадовать старушку.

– Представляю. Она, думаю, не знала куда и деться от такой радости. Сознайся – позвонил в дверь, дождался, пока откроет – и сразу в лифт?

– Обижаешь. Я был просто образцовым зятем. Успел прокричать «как ваше здоровье, Вероника Ипатьевна!»

Оля открывает дверцу машины, видит на сиденье огромный букет синих хризантем.

– Вот это да! Нет слов. Неужели мне? Так, признавайся, что натворил? Если Виталик опять у нас живет – вези свои цветы обратно в магазин.

– Опять обидела. Это же тебе. Просто так. Точнее, потому, что ты умница. Красавица. Молодчина… Ну чего еще? Ты сама знаешь.

– Я-то знаю – от тебя интересно услышать.

– Да ладно, у меня поинтереснее разговор есть. – Аркадий понижает тон. – Я тут подумал… в общем… может, нам того – Максимке сестренку сделать?

У Оли звонит мобильный. Аркадий чертыхается. Оля смотрит на высветившийся номер. Секунду думает. А потом забрасывает мобильный на заднее сиденье и утыкается мужу в плечо.

– Максимка же братика требует.

– Ничего, – Аркадий обнимает Олю за плечи, целует волосы, – я с ним разъяснительную работу проведу. Научу, как надо девочек любить.

– Не рано ли.

– В нашем деле главное – чтоб не поздно.

Конец фильма

Полный справочник изменений в работе главных бухгалтеров
в 2017 году

Есть вопрос? Наши эксперты помогут за 24 часа! Получить ответ Новое



Школа финансового руководителя

Самое выгодное предложение

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...

Вопрос в редакцию

Ответы на самые интересные вопросы мы публикуем в газете.

Вопрос чиновнику

Горячие линии с чиновниками проходят еженедельно.

Техподдержка

Не работает сайт или сервисы? Не приходит газета? Пишите сюда!


Опрос

Ваши инспекторы путают налоги в требованиях по камералкам?

  • Да, тогда мы не отвечаем 33.33%
  • Да, но мы все равно отвечаем 66.67%
  • Нет 0%
результаты

Рассылка



Вас заинтересует

© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

Редакция газеты: info@gazeta-unp.ru | Администрация сайта: online@gazeta-unp.ru Политика конфиденциальности Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43629 от 18.01.2011


Зарегистрируйтесь и продолжите читать статью.
Это бесплатно и займет меньше минуты.

После регистрации совершенно бесплатно Вам будут доступны:

  • 12 495 статей на самые актуальные темы
  • ежеминутно обновляемые новости для бухгалтера
  • 5710 шаблонов и форм документов для работы
  • 10 электронных сервисов
Ваш подарок: «Гид по заполнению формы 6-НДФЛ» – сборник примеров заполнения нового отчета для самых разных ситуаций.
Подарок будет отправлен на Вашу почту сразу после регистрации.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Чтобы скачать файл, зарегистрируйтесь.
Это бесплатно и займет меньше минуты.

После регистрации совершенно бесплатно Вам будут доступны:

  • 12 495 статей на самые актуальные темы
  • ежеминутно обновляемые новости для бухгалтера
  • 5710 шаблонов и форм документов для работы
  • 10 электронных сервисов
Ваш подарок: «Гид по заполнению формы 6-НДФЛ» – сборник примеров заполнения нового отчета для самых разных ситуаций.
Подарок будет отправлен на Вашу почту сразу после регистрации.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль